Чигирик Дмитрий Гаврилович

(07.11.1926 — 15.06 2014)

Доблесть и отвага моего деда — Дмитрия Гавриловича Чигирика всегда будет примером для подражания всем членам нашей семьи.

Родился Дмитрий Гаврилович 7 ноября 1926 года в селе Боровица Чигиринского района Кировоградской области Украинской ССР. Когда началась Великая Отечественная война, он был 14-летним молодым парнем. На фронт попал в рядах последнего военного призыва к концу 1944 года, когда под ружье встали безусые мальчишки. Им предстояло освободить от фашистских войск Белоруссию, Литву, Восточную Пруссию. Хотя к этому моменту противник уже потерял былую силу и численность, но добровольно сдаваться не желал — немцы с отчаянием обреченных цеплялись за каждый километр еще оставшейся в их руках территорий. Молодой красноармеец Дмитрий Чигирик принимал участие в самой впечатляющей операции Советского Союза в Великой Отечественной войне — «Багратион».

(Фото из семейного архива Чигирик)

(Фото из семейного архива Чигирик)


Уже на подступах к Берлину мой дед проявил мужество и бесстрашие во время форсирования залива Фиш-гаф. Его рация вышла из строя, поэтому ему в течение всего боя пришлось самостоятельно доставлять донесения и приказы. Он десять раз пробирался сквозь пулеметный огонь к командиру части с ценной информацией. За этот подвиг Дмитрий Чигирик был награжден медалью «За отвагу».

Мирная жизнь — это то, ради чего воевал восемнадцатилетний связист. Вместе с однополчанами молодой солдат, несмотря на обстрелы и бомбежки, прокладывал линии связи. Много раз выживал просто чудом. Впоследствии он еще не единожды проявлял героизм и храбрость и был награжден Орденом «красной звезды, Орденом Отечественной войны, медалями „За боевые заслуги“, „Медалью Жукова“, „За освобождение Белоруссии“, „За победу над Германией“ и „За взятие Кенигсберга“.

Ликование по поводу взятия Берлина и всенародной победы было недолгим, потому что моего деда направили на Дальний Восток, где Советский Союз принял участие в войне с милитаристической Японией. Так что в битве с Квантунской армией мой дед вступил, имея за спиной богатый боевой опыт. Дмитрия Гавриловича включили в состав 242 отдельного истребительного противотанкового дивизиона 1-го Дальневосточного фронта.

Японские войска наиболее мощного 1-го фронта были развернуты вдоль границ советского Приморья и располагались на трех оборонительных рубежах: вдоль границы; в междуречье Мулинхэ, Муданьцзян; вдоль реки Муданьцзян. Чего только не делал враг, чтобы наши войска не прошли! Японцы взорвали железнодорожные мосты, строили траншеи, в которых сидели смертники. Тщетно! Наши воины одолели водную преграду.

Истребители прикрывали наземные части и соединения, штурмовики, бомбардировщики обрушивали бомбовые удары по объектам и живой силе противника. В обычные дни на 1-м Дальневосточном фронте, например, поднимались в воздух более 1 тыс. самолетов. Эскадрильи и полки 9-й воздушной армии, провели массированные налеты на такие японские укрепленные районы и узлы сопротивления, как Волынский, Хобэйский, Хутоуский и др. Познал грозную мощь их ударов и Муданьцзян.

Сдавшийся в плен командующий японской 5-й армией генерал-лейтенант Симидзу признался: «Мы не ожидали, что русская армия пойдет через тайгу, и наступление русских внушительных сил со стороны труднодоступных районов оказалось для нас совершенно неожиданным... Как бы мы ни укрепляли Муданьцзян, отстоять его не представлялось возможным».

Во время одной такой операции наши войска захватили базу с боеприпасами. Моего деда назначили ее охранять. В это время поднялся сильнейший ветер и снес его палатку, поэтому ему пришлось перебираться на сам склад. Это было очень опасно, потому что японцы постоянно организовывали диверсии и могли подорвать убежище.

Наступление советских войск было стремительным. Впереди всех шел 1-й Дальневосточный фронт, где служил мой дед. С его слов, боевые подразделения продвигались так быстро, не встречая достойного отпора противника, что тыла не успевали за ними. К исходу 19 августа, преодолев с боями свыше 500 км, войска фронта вышли на Центральную Маньчжурскую равнину на соединение с войсками Забайкальского фронта. В этот же день штаб Квантунской армии отдал приказ о капитуляции и прекращении военных действий. Началась массовая сдача японских солдат и офицеров в плен. К концу августа вся территория Маньчжурии площадью более 1,3 млн. кв. км с населением свыше 40 млн. человек была полностью освобождена от японских захватчиков. Мой дед гордился, что принял участие в Маньчжурской операции, которая считается одной из самых успешных наступательных боевых кампаний. Поэтому достойно носил на груди медаль «За победу над Японией».

Китай старший лейтенант Чигирик Д.Г. покинул не сразу — советские войска оставались в Китае по соглашению до мая 1946 года. Далее находился на военной службе офицером ВДВ. В отставку из рядов вооруженных сил Дмитрий Гаврилович все же ушел по состоянию здоровья.

В мирное время мой дедушка окончил сельскохозяйственный институт, работал агрономом, коммерческим директором сельхозпредприятия. Отличался исключительной памятью и широким кругозором. Дмитрий Гаврилович был очень общительным человеком, имел много друзей и поддерживал отношения с фронтовыми товарищами. Они даже встречались, подолгу вспоминали боевые годы, в том числе успешную операцию в Маньчжурии.

Последние годы Дмитрий Гаврилович провел в Краснодарском крае, где умер в возрасте 87 лет.

Кириченко Андрей Николаевич

Ведущий инженер производственного отдела по эксплуатации магистральных газопроводов и газораспределительных станций администрации ООО «Газпром трансгаз Сургут»