Панова Татьяна Спиридоновна

Татьяна Спиридоновна Панова награждена:

Орденом Отечественной войны II степени к 40-летию Победы

Медалями:

— «За боевые заслуги»

— «За взятие Берлина»

— «За победу над Германией»

— Памятная медаль «Энциклопедия Лучшие люди России»

— всеми юбилейными наградами

(Фото - из семейного архива Пановой)

(Фото — из семейного архива Пановой)


Мама родилась в поселении Нижневартовск на берегу реки Оби. Наши дедушка и бабушка приехали туда из-под Тобольска еще до первой мировой войны. Приехали в числе пяти первых поселенцев, которым предстояло обустроиться в этих местах. Дедушка сходил на первую мировую, вернулся, поставил дом на 9 окон. Занимался заготовкой леса, рыбалкой, охотой. Хозяйство имел крепкое, всему научил детей, но мечтал, чтобы они получили образование. Вот и отправил старшую дочь в Томск.

1941 год. В это время мама заканчивает учебу в Томском землеустроительном техникуме, кроме того занимается в аэроклубе. Началась война. Вместе с подругами попросилась добровольцем на фронт — не отказали. Сначала она оказалась в Красноярской школе младших авиационных специалистов. Ее определили в отделение мотористов. Этой профессией она овладевала полгода.

В ноябре 1942 года Татьяну Панову направили мотористом в 135 — й авиаполк. После потерь в живой силе и технике под Сталинградом, полк стоял на переформировании. Летчики переучивались на Ил-2. Фронтовики говорят, подобного по боевым качествам штурмовика, как ИЛ-2, в то время не имела ни одна армия. Немцы его очень боялись, называли «черной смертью». Вот такие самолеты и готовила к полетам моторист Таня Панова.

— Знаете, есть очень хорошие стихи про нас — мама берет в руки тетрадный листок. — Их написала ветеран — авиатор Валентина Калицева. Пусть стихи эти не профессиональны, но в них очень достоверно рассказано о труде аэродромной службы:

…Наземный боевой состав,

Ты нес всю черную работу:

Грузил, клепал, не спал,

Надежно обеспечивал полеты…

…Мы знали жуткие слова:

«Подбит», «упал», «ушел в болото»!

«Убит», «пробита голова»,

«Сгорел над целью» — видел кто-то…

Мы испытали страх и ужас,

И вой сирен, и взрывы бомб.

Когда сто юнкерсов, натужась,

Неслись на наш аэродром.

И всю-то ночь светло, как днем,

И негде спрятаться, укрыться,

И вся земля горит огнем,

Когда все это прекратится!...

Вспоминая свои военные годы, мама рассказала нам историю, которая произошла с ней в Минске:

— Вообще, штурмовая авиация не базировалась близко от линии фронта, но ужасы войны нам пережить пришлось. Аэродромы часто бомбили. Особенно страшно и тяжело было в Минске. Там тревоги были каждую ночь. Как только опускались вечерние сумерки, слышался нарастающий гул самолетов. Не знаешь, куда бежать…и спрятаться негде. Кто больше бегал, тому больше доставалось. Лучше на месте лежать.

Один самолет отбомбился, другой заходит, снова бомбы сбрасывает, и так до рассвета… А утром собирали раненых и убитых. Там и меня ранило.. Осколок прошел навылет. Я в госпиталь не пошла, потому что боялась отстать от родного полка. Ведь после госпиталя могли послать куда угодно. Меня, конечно, поругали, но в полку оставили. Прочистили рану, перевязали. Недолго на «легком труде» побыла, и снова в строй.

— В нашем полку было 40 женщин: мотористы, прибористы, параштоукладчицы, оружейники, писари. Всем пришлось сменить туфельки на грубые кирзачи, ботинки — «харрикейны», надеть солдатские шинели и бушлаты. Специальности у нас были разные, но задачу мы выполняли одну — приводили в боевую готовность самолеты.

Панова Татьяна Спиридоновна (Фото — из семейного архива Пановой)

Панова Татьяна Спиридоновна (Фото — из семейного архива Пановой)


Из сорока женщин 135-го авиаполка всего четверо имеют боевые медали. Среди них и моя мама — стрелок Татьяна Спиридоновна Панова. Почему стрелок? Это отдельная история:

— Еще учась в техникуме я два года занималась в аэроклубе, мечтала летать. Но по состоянию здоровья разрешения на полеты не дали. Конечно, очень расстроилась. И вот война предоставила возможность подняться в небо. И я ею воспользовалась. При чем не из праздного любопытства, а скорее по острой необходимости.

Зная ахиллесову пяту советского штурмовика: хвостовая часть фюзеляжа которого для облегчения самолета изготавливалась без брони, фашистские летчики-истребители атаковывали его с хвостовой части и в первую очередь поражали стрелка. Авиаполк испытывал постоянную нехватку стрелков. В конце войны дошло дело до того, что самолет прилетал с задания, стрелок тут же пересаживался в другой самолет и снова в бой. Я воспользовалась этим моментом, нелегально готовилась к стрельбе из пулемета на полигоне. Страшно или не страшно — вопроса не было. И я полетела.

Стрелок сидит спиной к летчику, вокруг него обшивка из дерева. Подлетаешь к цели, видишь — зенитки вражеские бьют, небо все черное, а самолеты фашистов уже в воздухе поджидают нас, готовясь защитить свою цель…

Мы летели бомбить территорию Германии. Когда легли на курс, летчик сказал: «Гляди в оба, летим бомбить „пивзавод“. Я поняла, что задание важное и опасное. — Скажу честно, напряжение в воздухе огромное. Лишь после боя, когда цель была поражена, самолет, сбросив смертоносный груз, стал легким, мотор загудел ровно и весело, а воздушный бой между истребителями завершился победой наших „Яков“, — почувствовала, как радостно на душе.

Летчик спросил: «Ну, как пивзавод?». Я ответила, что хорош был «пивзавод». И только тогда узнала, что летали мы на Бреслау, бомбить военный объект.

Конец войны. С однополчанами. Татьяна Панова вторая справа (Фото — из семейного архива Пановой)

Конец войны. С однополчанами. Татьяна Панова вторая справа (Фото — из семейного архива Пановой)


Семь боевых вылетов совершила мама. Участвовала в боях на Курской дуге, в освобождении Белорусии и Украины, в Берлинской и Пражской операциях. Войну закончила недалеко от Праги, в городе Простеев. В июле 45-го вернулась на Родину, в г.Нижневартовск. Получила диплом об окончании Томского землеустроительного техникума, вышла замуж, родила четверых детей. Все послевоенные годы ездила на встречи однополчан. Участвовала в деятельности клуба «Фронтовые подруги», созданного в Сургуте в 1985 году.

— Душа наша полна тем, что мы жили и живем этим клубом, несмотря на то, что в прошлом году он прекратил существование. Если бы его не было, это было бы печально. Война и то, что мы там пережили, сделала нас роднее родных. Мы ходили в школы, общались с детьми, встречались с поисковыми отрядами, создали музей, пели песни, которых никто не слышал, и от которых пробивало слезы у наших слушателей.

Со мной всегда песня, исполняемой хором «Фронтовых подруг»:

— Нас все меньше и меньше,

А ведь было так много,

А ведь было нас столько,

Что ломилась дорога….

Наши раны болели,

наши кости болели,

Мы солдатское лихо

Вместе с кашею ели.

Нас все меньше и меньше,

Мы уходим далече,

Это мы погасили,

Бухенвальдские печи.

Наши роты редели,

Наши души седели,

Смерть погреться ходила

К нам в окопные щели.

Когда забывают прежнюю войну, начинается новая. Поэтому самое сильное оружие во имя жизни — это историческая память.

Татьяна Спиридоновна вторая справа (Фото — из семейного архива Пановой)

Татьяна Спиридоновна вторая справа (Фото — из семейного архива Пановой)



Члены клуба «Фронтовые подруги» еще недавно часто встречались с молодежью, со школьниками. Их рассказы, песни трогают до глубины души. Нам трудно понять, как же им удалось все это пережить, пройти через страшные испытания и остаться такими, какие они есть: отзывчивыми, добрыми, не поддающимися унынию?

— В нашем поколении был стержень, воспитанный на патриотизме, уважении к старшим и любви к Родине, который не дал спасовать перед врагом. Думаю, неоправданно много погибло в ту войну солдат. Большинство молодых, не искушенных жизнью девчат и ребят. А как им хотелось жить! Теперь нам очень хочется, чтобы история войны сохранилась в наших воспоминаниях.

Этим стихотворением мама заканчивала свои выступления в школах, училищах, различных встречах:

Запоминайте нас, пока мы есть,

Ведь мы еще на многое сгодимся,

Никто не знает, сколько мы продлимся

А вот сейчас мы с Вами, рядом, здесь.

Мы победили дъявольское пламя,

Мы подняли над пеплом города,

Видать, нам вечно быть фронтовиками-

И в дни войны и в мирные года!

А чтобы жить Вам светлою судьбою,

Взлететь под звезды выше во сто раз,

Возьмите все хорошее от нас,

А минусы мы унесем с собою.

Мы с Вами вечно толковать бы рады,

Но всех ветра куда — то унесут….

Запоминайте нас, пока мы тут,

Тогда архивов и листать не надо.


Корпусенко Ольга Ивановна —
экономист 1 категории
планово-экономического отдела
ООО «Газпром трансгаз Сургут»

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества