Сочинение Ивана Романенко на тему «Война в моей семье»

Автор:
ученик 9 «А» класс
МБОУ СОШ №29 
г. Сургута ИТЦ
Иван Романенко


Великая Отечественная Война это огромная, незаживающая рана в человеческих сердцах моих соотечественников. Масштабы разрушения этой войны даже сложно себе представить, миллионы погибших, горе и страдания, голод и холод, стоны души и горькие слезы, дети сироты, молодые вдовы, боль пожилых родителей потерявших своих детей. Мало кого обошло стороной это страшное событие, так и в моей семье война оставила неизгладимый след.

Моя бабушка Галина Власовна оказалась в оккупации немецких захватчиков на территории восточной Украины. Мой прадед Григорий Анисимович ушел в армию на срочную службу в 1939 году и вернулся домой спустя долгих 6 лет. Мой прапрадед Анисим Яковлевич, дабы не оказаться на оккупированной территории вступил в ряды Рабоче — Крестьянской Красной Армии и вместе с ними в кровопролитных боях отступал на восток в сторону Москвы.

Моя прабабушка Романенко Галина Власовна со своими детьми Володей и Верой (Фото из семейного архива Романенко))

Моя прабабушка Романенко Галина Власовна со своими детьми Володей и Верой (Фото из семейного архива Романенко)


Я часто пытаюсь представить себе тот летний день 22 июня 1941 года, то тихое утро, когда прапрадед, отправляясь в совхозную кузницу, где он работал единственным кузнецом на всю округу, узнал от донесшейся вести о начале войны, о которой еще даже не объявили по радио. Как мой прадед в преддверии приближающейся демобилизации, видевший во сне долгожданную встречу с родными, вместе со своими однополчанами, проснувшись по боевой тревоге, отправился защищать рубежи своей Родины.

Бабушка, еще, будучи совсем ребёнком, плача и умоляя, падая в ноги отступающим солдатам Красной армии, просила забрать их с собой. Воины усталые и измученные обещая, что скоро вернутся, уходили по пыльной дороге. Голодные и раненые, они брели по дороге, многим из них не суждено было остаться в живых, практически никто не остался без ранений.

Нашей семье повезло, мой прапрадед закончил войну в победном 1945 году, добив японских солдат, вернулся домой живым и невредимым. Мы свято чтим его боевые подвиги, бережно храним его боевые награды и чёрно-белые фотографии. Мой прапрадед — герой, он защищал Кавказ, за что получил медаль «За оборону Кавказа». Он гнал врага по территории Европы, за это ему вручили медаль «За Победу над Германией». Отстояв рубежи нашей Родины, получил медаль «За Победу над Японией». За все тяготы и невзгоды военных лет, сделавших из этого мужчину старика, он получил медаль «За боевые заслуги».

Момент награждения прадеда Григория Анисимовича медалью «За боевые заслуги» (Фото из семейного архива Романенко)

Момент награждения прадеда Григория Анисимовича медалью «За боевые заслуги» (Фото из семейного архива Романенко)

Мой прадед Григорий Анисимович служил разведчиком в должности фотограф- дешифровщик. За время боевой службы ему довелось служить в самых разных точках страны, участвовать в самых великих и кровопролитных битвах. Благодаря труду, бессонным ночам и полному самопожертвованию, что подтверждают его наградные листы, ему удалось выявить и рассекретить боевые позиции немецких захватчиков, передать их точные координаты в расположение штаба войск. Позиции врага вовремя перед наступлением удавалось уничтожить, сохранив при этом тысячи жизней советских бойцов. Именно потому, что он был фотографом, в нашей семье сохранились не один десяток фотографий военных лет, которые он привез с собой с войны. По этим черно-белым фотокарточкам, подписанных его рукой на обороте грифельным карандашом, можно отследить весь боевой путь моего прадеда героя — разведчика.

Разбор и дешифровка аэрофотоснимков после воздушной разведки. Романенко Григорий Анисимович справа (Фото из семейного архива Романенко)

Разбор и дешифровка аэрофотоснимков после воздушной разведки. Романенко Григорий Анисимович справа (Фото из семейного архива Романенко)

На этих фотографиях запечатлены, обгоревшие деревья Пулковских высот Ленинградской области, разбитые орудия и трупы немецких солдат после прорыва блокады Ленинграда. Фотографии, на которой запечатлены разбитые железнодорожные составы, землю изрытую воронками, это все последствия разбитой гитлеровской армии Курской битвы. Но  самой дорогой фотографией в моей семье считается та, на которой изображены мой прадед и прапрадед вдвоем. Этот снимок они сделали в освобожденной Европе, встретившись спустя много лет расставания. Сложно представить тот момент встречи отца с сыном на войне, к тому же еще не закончившейся. Больше всего я люблю фотографию, на которой мой прадед, в окружении своих друзей — однополчан, радостный, с улыбкой на лице разворачивает письмо из дома, надпись на обороте гласит «первое письмо из дома, 1943 год». Эта фотография вызывает на лице слезы радости и  непередаваемую тревогу в душе. Григорий Анисимович, спустя 6 лет как он покинул родные края, вернувшись, домой живым и невредимым, продолжил работать гражданским фотографом. Наша семья благодарит Бога за то, что мой прадед и прапрадед прошли всю войну и вошли в тот мизерный процент выживших и не получивших ранения, вернулись домой и продолжили наш род.

Романенко Анисим Яковлевич (слева), Романенко Григорий Анисимович (справа) Фото сделано, где то в Европе (предположительно в Польше) (Фото из семейного архива Романенко)

Романенко Анисим Яковлевич (слева), Романенко Григорий Анисимович (справа) Фото сделано, где то в Европе (предположительно в Польше). (Фото из семейного архива Романенко)


Многое конечно про них еще можно рассказать, в нашей семье еще очень много геройских и славных историй о моих дедах, но, пожалуй, я приберегу их до следующего раза, приберегу их для того, чтобы передать их моим детям, обязательно наказав им при этом, чтобы они передали их детям детей, для того, чтобы помнили и гордились подвигами своих предков. Обязательно, когда-нибудь расскажу историю про еще одного моего родственника, дядю моей бабушки, про того, еще совсем молодого парнишку, будучи командиром экипажа танка Т-34, сгоревшем в боевой машине, в первом же бою, со своими многонациональным экипажем на территории Германии, не дожив до победы всего несколько недель.

Отдельную часть своего сочинения я хотел бы посвятить своим родным, оставшимся на оккупированной немцами территории. Мне не посчастливилось увидеть их и услышать их истории, мой папа с любовью и трепетом рассказывает мне и моему брату о них.

Мой прадед  Григорий Анисимович (слева) с автоматом ППШ со своим боевым товарищем (Фото из семейного архива Романенко)

Мой прадед Григорий Анисимович (слева) с автоматом ППШ со своим боевым товарищем (Фото из семейного архива Романенко)


Как я уже упоминал ранее, моя прабабушка в годы начала войны была еще совсем ребенком, многое она не понимала и воспринимала по своему, она была сиротой и воспитывалась ее дальними родственниками. Как вспоминалось ей, в один момент, вдруг в их деревне не оказалось ни одного мужчины. Они ушли на восток, вместе с юнцами шестнадцати и семнадцати лет, которые приписали себе год-два возраста, чтобы вступить в ряды Красной Армии защищать свою Родину. Через некоторое время в деревне появились передовые части Вермахта и Люфтваффе, а вместе с ними военная и гражданская полиция. Это были чужие люди в военной форме, говоря на непонятном для сельчан языке, они были повсюду, они селились в их избах, они грабили амбары и погреба с продуктами. Совсем скоро солдаты военной полиции собрали всех молодых женщин в округе и угнали их на принудительные работы в Германию. С этого дня в деревне остались только старики и дети, начались длинные и голодные дни. Чтобы хоть как-то прокормиться, моя бабушка с огромной ватагой детей, приходили к полевой кухне немцев и выпрашивали объедки, оставшиеся после обеда. Немцы часто с криками прогоняли их, но в один из дней, который навсегда запомнила прабабушка, из офицерской столовой вышел высокий человек в фуражке и поймал ее за шиворот. Оцепенев от страха, не смогла при этом удержать эмоций, она громко заплакала. Немец сел перед ней на корточки и посмотрел ей в лицо, через секунду, засунув руку в карман, он вытащил от туда апельсин и плитку шоколада, отдал ей, молча встал и ушел. О существовании этого диковинного фрукта моя прабабушка узнала впервые, а шоколад до этого она видела только на картинках. Рассказывая эту историю своим внукам, она каждый раз говорила, что до сих пор помнит тот вкус.

Спустя несколько месяцев жители деревни уже начали понимать немецкий язык и могли перекинуться с ними короткими предложениями. Тогда и поведали им захватчики о том, что скоро их родные земли они разделят между собой, а они станут прислугой, будут работать на ставшей их земле, пахать и обрабатывая поля и огороды. Но этому не суждено было сбыться, по деревне уже шли слухи о том, что Красная Армия отстояла Москву и начинает грандиозное контрнаступление, и что уже очень скоро они освободят их от фашистов.

Однажды утром моя прабабушка проснулась от шумов и криков на улице. Выскочив во двор, через щель в заборе она увидела, что немцы начали масштабное отступление, они уходили, забирая с собой самое ценное, что осталось у местных жителей. Они поджигали дома и стога сена, расстреливали коров и свиней. Часто в воздухе они стали наблюдать воздушные бои самолетов Люфтваффе с отчаянными летчиками, «сталинскими соколами» нашей армии. Через день — два, там в дали на востоке уже были слышны разрывы снарядов и зарево пожаров, это наступали долгожданные боевые части нашей армии. Жители деревни очень боялись, что наступая, наша армия может провести артиллерийскую подготовку, расчищая путь передовым частям и соединениям. Если бы тогда это произошло, то жителям деревни негде было бы спрятаться, крыши домов тогда были соломенные, а погреба неглубокие. Последние сутки оккупации моя прабабушка запомнила с точностью до минуты. Арьергард, прикрывающий отступление немцев занял село. Немцы были злые и голодные, они врывались в оставшиеся дома, кулаками и пинками тяжелых сапог выгоняли их жителей на улицу. Как, почему и в какой момент моя прабабушка осталась дома одна, она не помнит. Убежав в сарай она спряталась в куче оставшейся после домашних животных навоза и так пролежала, пока не наступила пугающая тишина и темнота. В сумерках ночи, потихоньку, на цыпочках она вышла за дом, на стыке их огорода и совхозного поля она увидела маленькие сигаретные огоньки, это оказались немцы. Быстро окапавшись, они уже успели установить свои пулеметы и  приготовились к атаке бойцов нашей армии. Внезапно с огромным грохотом из темноты совсем рядом раздалось отчетливое, русское «Ураааааааа!». Неожиданно перед ней застрочил немецкий пулемет. Она быстро вернулась в сарай и прижала голову к полу. Прабабушка не помнит, сколько длился этот бой, наверное от страха она потеряла сознание. Очнулась она от того, что чьи-то крепкие и теплые руки подхватили и вынесли ее из сарая на белый свет. Это был русский солдат, с добрым русским лицом, такой долгожданный, такой родной. Он опустил ее на землю и сказал, что бояться теперь нечего, она может идти домой, теперь она свободна, враг отброшен на 10 километров от ее деревни.

К вечеру того же дня в село вернулись односельчане и рассказали, что оказывается их и жителей ближайших деревень собрали и заперли в полуразрушенной церкви и держали там без еды и воды. Как выяснилось позже, церковь была заминирована, но  то ли немцы не успели ее подорвать или же тот, кто должен был это сделать, просто пожалел их, истинных причин мы с вами теперь не узнаем. Пожилые женщины сказали, что всем жителям деревни необходимо утром следующего дня прийти к краю деревни, где протекала река Айдар, для того, чтобы помочь малочисленной похоронной команде. Что увидела прабабушка в то утро, и что пришлось ей пережить в тот день, трудно описать словами, весь берег был усыпан трупами немецких солдат. Женщинам и детям необходимо было стаскивать эти трупы в предварительно выкопанные огромные могилы. Весь день без воды, воды и отдыха они трудились, умираю от жажды и усталости. Воду из реки им запретили пить, так как она могла быть заражена. Когда силы уже были на исходе, прабабушка и остальные дети начали скидывать трупы в реку, чтобы вода унесла их подальше от деревни, сил хоронить оккупантов уже не было. Так они работали несколько дней. Позже в деревню вернулись официальные представители власти и жизнь постепенно возвращалась в мирное русло.

Много еще можно рассказать историй, которые довелось услышать моему отцу от участников тех событий, но это уже будут отдельные рассказы, другие истории, о них уже расскажет мой брат в своих сочинениях, а я напишу другие работы.

Отец и сын (Фото из семейного архива Романенко)

Отец и сын (Фото из семейного архива Романенко)


Победа моего народа в этой войне была не случайна. В те нелегкие дни, вера в победу заставила народ сплотиться, собрать силы в кулак, стиснув зубы, сделать все, чтобы уничтожить «коричневую чуму» на нашей голубой планете. Воевали все, солдат воевал на фронте, старики, женщины и дети «воевали» у заводских и фабричных станков, шили одежду фронтовикам, прятали наших солдат от немцев, и помогали партизанам. Великая Отечественная Война принесла немало несчастья в каждую советскую семью, но она не смогла сломить наш народ! Мы, нынешнее поколение помним и чтим память своих предков, ведь именно они подарили нам мир и чистое небо над головой. Геройские поступки моих близких воспитали во мне патриотизм и чувство гордости за свою страну и народ, безграничную любовь к Родине. Вечная память погибшим в той войне и низкий поклон выжившим, слава советскому войну — освободителю!

Фотография моего прадеда с боевыми товарищами в белых маскировочных костюмах у позиций немцев. Ленинградская область, недалеко от блокадного Ленинграда. Фото сделано незадолго до начала операции «Искра» (Фото из семейного архива Романенко)

Фотография моего прадеда с боевыми товарищами в белых маскировочных костюмах у позиций немцев. Ленинградская область, недалеко от блокадного Ленинграда. Фото сделано незадолго до начала операции «Искра» (Фото из семейного архива Романенко)

Память народа

Подлинные документы о Второй мировой войне

Подвиг народа

Архивные документы воинов Великой Отечественной войны

Мемориал

Обобщенный банк данных о погибших и пропавших без вести защитниках Отечества